Противодействие недружественным поглощениям в бизнесе

.

Бизнес на захватах чужого бизнеса – едва ли не самое «модное» и прибыльное направление экономической преступности. В переводе с английского «рейдерство» означает «налет, набег». Российские рейдеры почти каждый день воруют заводы и фабрики. Чтобы завладеть чужим добром, захватчики «покупают» чиновников, шантажируют руководителей предприятий и подделывают документы. Рейд заставил директоров искать от него защиту.


Как считают специалисты по борьбе с этим явлением, первоначальная задача рейдеров – создать на «искомом» предприятии максимальное количество проблем; истощить его финансово; завладеть с целью продажи имущества третьим сторонам через подставные компании-однодневки без уплаты каких-либо налогов. Прибыль рейдеров составляет от 500 и более процентов. Их группы имеют четко организованную структуру: «черные юристы», свои «силовики», пиар-агентства. Именно поэтому легко понять, кто именно является заказчиком захвата. В большинстве случаев это лидеры крупнейших организованных преступных сообществ, которые в данном случае действуют с опорой на коррумпированных чиновников и судей.
Специалисты по борьбе с рейдерством выделили три основные схемы, позволяющие практически безнаказанно захватить чужую собственность. Все они строятся на коррупции чиновников всех ветвей государственной власти и несовершенстве действующего законодательства.
1. Захватчик вступает в сговор с миноритарным акционером – владельцем небольшого пакета акций. Захватчиком может быть и сам миноритарный акционер. Либо захватчик «создает» его для достижения своих целей как подставное лицо. После этого покупается решение суда по иску этого миноритарного акционера к руководству захватываемого предприятия. Затем покупается судебный исполнитель, который возбуждает исполнительное производство и с бригадой вооруженных людей захватывает либо правление предприятия, где хранятся документы, либо реестр акционеров. Дальнейшие действия по полному переходу прав – дело времени.
2. Создание двойного менеджмента и двойного реестра. Компания-захватчик, владеющая крупным, но не контрольным пакетом, созывает внеочередное собрание акционеров втайне от владельца контрольного пакета акций. Чаще всего там выбира ется новый генеральный директор. Затем начинаются бесконечные суды. Захватчик их активно «стимулирует», добиваясь нужного решения. Параллельное руководство берет предприятие силой, используя ЧОПы и даже ОМОН. Работа предприятия парализуется – решениями суда блокируются счета, прекращаются поставки сырья, запрещается экспорт готовой продукции.
3. Использование процедуры банкротства. Заранее выкупаются долги предприятия, которые позволяют инициировать эту процедуру. Назначается свой конкурсный управляющий, и предприятие явно по заниженной цене уходит с молотка в нужные руки.
Есть и законодательные инициативы. Они предусматривают рассмотрение исковых заявлений по гражданским и арбитражным делам в отношении споров, касающихся акций, изменений в реестрах акций, уставных и учредительных документах предприятий, в судах, расположенных только по месту фактического нахождения предприятия. И обязательно с участием представителя того объекта, в отношении которого судом принимаются обеспечительные меры.
Криминальные захваты приобрели массовый характер после принятия Закона «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» от 8 августа 2001 года. По нему налоговые инспекции не наделены правом проверки сведений, изложенных в предоставленных документах. Так что для захватчиков сегодня не существует препятствий для регистрации фиктивных документов. Любой предприниматель или акционер может в одночасье лишиться всех акций и недвижимости!
Без доступа к этой конфиденциальной информации крайне сложно осуществить легальный захват (поглощение) предприятия, да и захват вне правового поля будет сопряжен с определенными трудностями. Конфиденциальной информацией считается такая информация, разглашение которой может нанести ущерб интересам фирмы. Особенности обеспечения информационной безопасности предприятия подробно будут рассмотрены в одиннадцатой главе.
Корпоративный захват, или недружественное поглощение – наиболее яркая и характерная разновидность корпоративных конфликтов. Однако для многих до сих пор корпоративный захват остается тайной за семью печатями. Как правило, эти «многие» образуют массу тех предприятий, которые в дальнейшем мы будем именовать «компания-цель». Подавляющее большинство российских компаний, против которых могут быть направлены враждебные захваты, а также их менеджеры и крупнейшие акционеры, как правило, не готовы к предстоящей атаке. Компании-цели ведут свою обычную хозяйственную деятельность, когда им впервые становится известно о начале операции по недружественному поглощению. Между тем атака, возможно, уже началась, причем время и место сражения выбирает захватчик.
Агрессоры знают, где и как надо нападать. Нередко складывается ситуация, когда компания-цель не может эффективно обороняться по банальной причине – отсутствию необходимого опыта. В случае начала операции по захвату компания-цель часто совершает серьезные, а порой и роковые ошибки, которые немедленно используются агрессорами. Эти ошибки способны привести к непоправимым последствиям: люди в масках захватят очередное предприятие. Разумеется, такое положение вещей является по меньшей мере несправедливым. Если начинается корпоративная война, то правила ее ведения должны знать обе стороны. Только в этом случае победу одержит сильнейший.
Под поглощением компании или актива в дальнейшем будет пониматься установление над этой компанией или активом полного контроля как в юридическом смысле, так и в физическом.
Как видно из этого определения, любой проект, связанный с поглощением компании или актива, всегда состоит, как минимум, из двух частей. В ситуации, когда имеет место дружественное поглощение, или, как его обычно неправильно именуют, – слияние, обе части проекта совмещены. Действительно, если менеджмент компании, ее основные акционеры без какого-либо давления, действуя в своих собственных интересах, продают акции компании либо часть ее активов, то у инвестора, очевидно, не возникнет проблем, связанных со сменой органов управления, передачей документов, печати, установления контроля над активом или компанией.
Под недружественным поглощением компании или актива в дальнейшем будет пониматься установление над этой компанией или активом полного контроля как в юридическом, так и в физическом смысле, вопреки воле менеджмента и/или собственника (собственников) этой компании или актива. Используемое определение дает основания выделить наиболее характерный признак всякого недружественного поглощения: компания-цель (собственник актива, крупнейшие акционеры, менеджеры предприятия) всегда будут сопротивляться действиям компании-агрессора.
Дадим еще определение гринмейла, как в западных странах именуют захваты типа недружественного поглощения. Но это не одно и то же. Гринмэйл, или, как его иначе именуют, – корпоративный шантаж, в классическом понимании представляет собой комплекс различных корпоративных действий, принимаемых миноритарным акционером в целях вынудить общество или основных его акционеров приобрести акции, принадлежащие этому акционеру по весьма высокой цене. Иными словами, гринмэйл является разновидностью высокоинтеллектуального вымогательства.
Схема действия гринмэйлера как правило, не отличается особым разнообразием. Сначала он приобретает небольшой пакет акций общества, а потом по заранее разработанному сценарию начинает свою борьбу с ним, которую ведет до тех пор, пока не получит предложение о продаже своих акций по более высокой цене. Во многих случаях гринмэйлеру достаточно получить доверенность от мелкого акционера, которая обходится значительно дешевле.
Обычный арсенал мелкого гринмэйлера включает постоянные требоваия о проведении внеочередных общих собраний акционеров, жалобы в различные органы с целью инициировать проверки в отношении общества, его должностных лиц и крупнейших акционеров, беспричинное судебное обжалование решений и действий органов управления общества.
Гринмэйлер без особых на то оснований использует свои права по отношению к компании, аккуратно коллекционирует допущенные нарушения и использует в своей деятельности любой промах предприятия. Не предоставленные в установленные сроки копии документов общества являются основанием для того, чтобы пожаловаться в региональное отделение ФКЦБ, а жалоба может являться основанием для наложения на общество штрафа. Невключение части выдвинутых кандидатур в список для голосования по выборам в совет директоров (наблюдательный совет) может служить основанием для признания недействительным решения общего собрания акционеров.
Некоторые деятели этой сферы любят ежедневно проводить внеочередные общие собрания акционеров (участников) и каждый день избирать на них новые органы управления общества, а потом забрасывать письмами официальные органы, банки и партнеров общества, извещая их о том, что «вновь избранный состав совета директоров или генеральный директор» приступили к работе. Кое-кто прославился своей пылкой привязанностью к аресту активов накануне совершения важных для общества сделок с ними.
Совершенно особым методом воздействия на менеджмент компании является предъявление исков к членам совета директоров (наблюдательного совета) и лицам, осуществляющим полномочия исполнительных органов в по рядке ст. 71 Федерального закона «Об акционерных обществах» (далее – ФЗ АО) или ст. 44 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью». Для того чтобы воспользоваться этим весьма популярным инструментом, достаточно владеть всего 1% акций или быть участником общества. Как показывает практика, с одной стороны, такого рода иски оказывают мощное психологическое воздействие на руководство общества, а с другой – этот иск, поданный с использованием «правильной» подсудности, способен на многое. Как и любой другой иск, он может быть обеспечен, например, арестом пакета акций (долей), принадлежащего генеральному директору и членам совета директоров. Все зависит от истинных намерений, фантазии и возможностей гринмэйлера.
Формально гринмэйлера упрекнуть не в чем. Все дело в том, что такие иски являются косвенными и предъявляются в защиту интересов самого предприятия. А принципиальный акционер (участник) лишь озабочен состоянием дел в обществе.
Надо отметить, что почва для упомянутого выше иска имеется практически всегда. Безудержное стремление к оптимизации» финансовых потоков и неистребимая любовь к наличным создают эту самую почву, облегчая задачу гринмэйлерам, поскольку иначе им приходилось бы ее выдумывать. Например, акционерное общество сдает помещение в аренду по цене, в 10 раз меньше рыночной. Разумеется, оставшуюся часть арендной платы арендаторы оплачивают «в черную». Все прекрасно знают, как это происходит в жизни. Однако закон не учитывает разнообразных махинаций а поэтому, вооружившись заключением оценщика о рыночной стоимости права аренды 1 кв. м в этом здании, даже не слишком талантливый гринмэйлер может направиться по меньшей мере, сразу в два адреса:
1) в суд (причем такого рода иски принимаются к рассмотрению, В том числе и судами общей юрисдикции со всеми вытекающими последствиями) с иском к генеральному директору о возмещении убытков, причиненных им обществу (кстати, если размеры сдаваемых в аренду площадей велики, то иск можно предъявить на астрономическую сумму);
2) в отдел борьбы с экономическими преступлениями с заявлением о возбуждении в отношении руководителей общества уголовного дела о злоупотреблении служебным положением по ст. 201 УК РФ (кстати, если в дальнейшем ОБЭП проявит инициативу и «раскрутит» это дело, то руководителю еще не избежать и уголовной ответственности по ст. 160 УК РФ (присвоение и растрата), а поскольку за счет аренды обычно живет весь менеджмент предприятия, то и другим тоже не поздоровится).
Как видно, весьма простые и результативные ходы способны создать серьезные проблемы для предприятия, его менеджеров и акционеров. Причем исключительно в рамках закона, поскольку формально гринмэйлер осуществляет абсолютно правомерные действия.
Таким образом, деятельность гринмэйлера практически всегда направлена на дестабилизацию обстановки в обществе и нарушение его нормального функционирования. Начинают возникать различные недоразумения, партнеры вдруг отказываются отпускать комплектующие в кредит, различные правоохранительные органы являются с проверками, миноритарные акционеры заваливают общество исками, над руководителем предприятия нависает реальная угроза быть привлеченными к уголовной ответственности и т. п.
С точки зрения права, всякий гринмэйлер злоупотребляет своими правами акционера (участника) по отношению к обществу. Однако формальные признаки злоупотребления правом обнаружить непросто, поскольку, прикрываясь борьбой за права миноритарных акционеров, гринмэйлер на самом деле борется за денежные знаки. А со стороны все выглядит достаточно благообразно: активный акционер отстаивает свои права, которые постоянно нарушаются вороватыми менеджерами предприятия. Несмотря на то, что отечественный гринмэйл в ходу уже более 10 лет, эта деятельность до сих пор весьма популярна. Причина в том, что, вложив некоторую сумму в покупку акций и последующие агрессивные действия, за короткий срок свои вложения можно увеличить в несколько раз.
Таким образом, на сегодняшний день гринмэйл является разновидностью малоэтичного, но весьма высокодоходного бизнеса, поэтому его популярность в дальнейшем будет только расти. Для этого имеются все необходимые предпосылки.
Крупный гринмэйлер – фигура куда более опасная, чем его мелкий собрат. Все дело в том, что масштабы у него иные, да и денег и возможностей, как правило, больше. Крупный гринмэйлер действительно способен создать серьезные проблемы обществу, особенно если оно не знает, каким образом можно с ним бороться. В отечественной практике серьезный и хорошо продуманный гринмэйл нередко приводит к полному поглощению предприятияя. А с другой стороны, неудачная попытка недружественного поглощения имеет все шансы превратиться в широкомасштабную гринмэйл – компанию. Агрессор, потерпев поражение, разумеется, захочет вернуть свои деньги, потраченные на неудавшийся проект. В этом плане ему удобнее всего прибегнуть к гринмэйлу с целью получения отступных, покрыть всего его затраты на неудачную атаку. В любом случае возможности гринмэйлера ограничиваются тремя объективными и одним субъективным условиями:
1) количеством принадлежащих ему акций;
2) бюджетом гринмэйл – кампании;
3) административным и судебным ресурсом, которым располагает гринмэйлер;
4) креативностью мышления его сотрудников.
Таким образом, в России гринмэйл и недружественные поглощения часто оказываются тесно связанными между собой. Одно может вытекать из другого. Иногда первым этапом недружественного поглощения является именно агрессивный гринмэйл, который ведется с целью прощупать позиции менеджмента и основных акционеров предприятия. Поэтому на практике порой бывает сложно разобраться, что происходит на самом деле: предприятие стало объектом нападок шантажиста или на него началась атака с целью поглощения. Эта задача по силам только высококвалифицированным специалистам.
Бизнес, связанный с недружественными поглощениями, весьма популярен, и им занимаются многие олигархи, прекрасно понимая, что за весьма небольшие деньги можно приобрести весьма дорогие активы, расширяют границы своих империй. Новейшая история знает достаточное количество таких примеров. Другие компании сделали недружественные поглощения своим основным бизнесом, который работает по весьма незатейливой схеме: дешево купил – дорого продал. В основе бизнес-процессов таких компаний лежит самая обыкновенная спекуляция. Третьи компании выступают в качестве исполнителей заказов на недружественное поглощение того или иного предприятия или актива, являясь «пушечным мясом» на поле битвы за собственность.
Любая попытка недружественного поглощения начинается с масштабного сбора информации в отношении компании-цели, а также об ее основных акционерах, менеджерах и главных контрагентах. На основе анализа собранной информации компания-агрессор формирует свою дальнейшую стратегию по отношению к компании-цели. Чем более полной и достоверной будет собранная информация, тем больше у компании-агрессора шансов на выработку верной стратегии реализации проекта по недружественному поглощению. Это хорошо понимают компании-агрессоры, а потому вкладывают значительные ресурсы в ее получение. Информация, которая собирается компанией – агрессором распределяется по двум основным плоскостям. Первую плоскость образует информация личного и делового характера. Анализируются различные слабости, пристрастия, неформальные интересы менеджеров и мажоритарных акционеров, личные взаимоотношения между ними. Выявляются фактические лидеры в коллективе, личная неприязнь, возможные очаги конфликтов, недовольные и оппозиционеры. В дальнейшем на возникновении этих уже наметившихся конфликтов можно будет определенным образом сыграть и, возможно, вынудить некоторых акционеров к продаже своих акций компании-агрессору.
Повышенное внимание уделяется сбору различного рода компрометирующих сведений как личного, так и делового характера. Эффективный шантаж во все времена неизменно давал плоды. А без мощного компромата, как известно, хорошего шантажа не получится. Надо сказать, что почву для шантажа обычно создают сами компании-цели, а также их менеджеры и акционеры. Основанием для шантажа может стать, например, подделанная подпись на протоколе общего собрания акционеров. Как показывает практика, таких протоколов имеется более чем достаточно.
Предпосылки для эффективного шантажа могут создаваться агрессором искусственно. Делается это примерно так же, как и специальными службами. Не секрет, что компании – агрессоры весьма охотно привлекают для своей деятельности бывших сотрудников спецслужб, которые рассматривают всякий проект по недружественному поглощению компании или актива как очередное оперативное задание со всеми вытекающими из такого восприятия последствиями.
Большое значение имеет информация о взаимоотношениях предприятия с партнерами, о возможных задолженностях, особенно просроченных. Практика знает большое количество случаев, когда с помощью скоординированной работы с поставщиками и кредиторами интересующего компанию – агрессора предприятия его быстро доводили до возбуждения процедуры банкротства. Понятно, что возбужденная в отношении предприятия соответствующая процедура будет активно подталкивать акционеров к продаже принадлежащих им акций, так как они в их глазах серьезным образом обесценились.
Во второй плоскости лежит информация юридического характера. Самому детальному анализу со стороны компании-агрессора подвергаются все мало-мальски значимые сделки компании, история ее приватизации, учредительные документы, внутренние положения и регламенты, последующие сделки с акциями, фактические обстоятельства проведения дополнительных эмиссий, решения органов управления, процедурные и иные существенные вопросы. Анализ информации юридического характера дает возможность выявить наиболее уязвимые, с точки зрения права, места с тем, чтобы в дальнейшем нанести по ним ощутимые для предприятия, его менеджеров и акционеров удары.
Способы получения информации и документов различны. Часть из них можно получить совершенно официальным путем, направив в общество соответствующее требование. Некоторые особо секретные детали можно узнать с помощью правоохранительных органов. Соответствующие сотрудники изымают на предприятии необходимые компании-агрессору документы и охотно предоставляют возможность ознакомится с ними заинтересованным лицам.
Отдельные сведения удается получить от информаторов компании – агрессора, которые по самым различным мотивам – от простой корыстной заинтересованности до личной неприязни охотно с ней сотрудничают. Самую личную информацию несложно добыть с использованием разнообразных технических средств, которых в настоящее время имеется достаточно.
Сбор и анализ информации в отношении компании – цели, ее менеджеров и акционеров всегда является первым этапом проекта по недружественному поглощению. Результаты, полученные на этом этапе, в дальнейшем во многом определяют стратегию действий компании – агрессора в отношении компании-цели (актива).
Очень часто сбор информации в отношении компании-цели проходит практически незаметно для нее. В этом заинтересована прежде всего компания-агрессор. Чем позднее станет ясно, что предприятие стало целью, тем больше шансов у компании-агрессора на успех. Между тем к отражению еще не начавшейся атаки необходимо начинать готовиться еще на стадии сбора информации.
О начале сбора информации в отношении компании – цели можно судить по следующим, на первый взгляд, обычным явлениям и событиям.
1. Миноритарные акционеры неожиданно начинают проявлять ничем не обусловленный интерес к деятельности предприятия и требуют предоставления копий различных документов. Довольно характерной чертой активности миноритариев является то, что от их имени действуют различные представители, которые в случае необходимости представляются их дальними родственниками. При этом «дальние родственники», в отличие от их доверителей, детально осведомлены о своих правах и способах их реализации. Требования о предоставлении сведений и документов вручаются через нотариуса.
2. Держателю реестра акционеров общества поступает требование о предоставлении данных реестра от группы акционеров, которым в совокупности принадлежит более 1% акций.
3. К обычному, ничем не выдающемуся предприятию без видимых причин начинают проявлять серьезный интерес различные средства массовой информации. В некоторых случаях в средствах массовой информации появляются обличающие материалы о плохих менеджерах, нарушениях прав акционеров предприятия, грабительской приватизации и т. п. хотя обычно компания по дискредитации начинается несколько позже.
4. У предприятия возникают самые неожиданные правовые проблемы. Упомянутые выше «дальние родственники» обращаются в суды с различными, часто абсурдными, исками в защиту прав акционеров.
5. На предприятие внезапно приходят с проверками представители различных правоохранительных и контролирующих органов. Об истинных целях таких проверок можно судить по составу документов, копии которых требуют предоставить проверяющие. Обычно их интересуют реестры акционеров, учредительные документы, наиболее серьезные хозяйственные договоры, включая кредитные, а также сведения об основных поставщиках и покупателях продукции предприятия. Если внимательно проанализировать состав запрашиваемой информации, то становится понятно, что представители явно выполняют неформальный заказ, который никак не связан с их основной деятельностью.
При определенных условиях лица, осуществляющие сбор информации, могут быть привлечены к уголовной ответственности:
– если сбор информации осуществляется в отношении компании-цели и ее акционеров – юридических лиц – по ст. 183 Уголовного кодекса РФ (незаконные получение и разглашение сведений, составляющих коммерческую или банковскую тайну);
– сбор информации осуществляется в отношении руководителей компании-цели и ее акционеров – физических лиц – по ст. 137 Уголовного кодекса РФ (нарушение неприкосновенности частной жизни) и по ст. 138 Уголовного кодекса РФ (нарушение тайны переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений).
После сбора и анализа информации, подготовки необходимых заключений и рекомендаций юристов компания – агрессор приступает к выработке конкретной стратегии действий в отношении компании-цели. Каждый проект по недружественному поглощению является уникальным, поэтому какой-либо универсальной стратегии для поглощения предприятия или актива не существует. Есть лишь наиболее распространенные.
В результате компания-агрессор формирует стратегию недружественного поглощения, под которой в дальнейшем будет пониматься общий план действий, успешная реализация которого в конечном итоге должна привести к искомой цели – поглощению предприятия или актива.
В указанную стратегию в общем случае включаются следующие элементы.
1. Создание для компании-цели невозможности осуществления быстрого вывода активов или обременения существенными обязательствами в случае возникновения угрозы недружественного поглощения (фиксация исход ной ситуации). Данная задача реализуется путем наложения ареста на основании судебного определения всех значимых активов предприятия, а также запрета менеджменту предприятия заключать сделки, эмитировать векселя и т. п. В некоторых случаях, когда ресурсы компании-агрессора не позволяют ей получить нужное определение, арест активов компании-цели может быть осуществлен в рамках уголовного процесса на основании шагов, предпринимаемых дознавателем, следователем или прокурором в ходе расследования уголовных дел.
2. Совершение сделок по приобретению акций/долей задолженностей компании-цели с целью установления юридического контроля над предприятием или хотя бы создания условий, которые обеспечивали бы агрессору серьезное влияние на компанию-цель.
3. Мероприятия, направленные на нейтрализацию действий крупных акционеров компании-цели.
4. Совершение враждебных корпоративных действий в отношении компании – цели. В основном, эти действия сводятся проведению внеочередных общих собраний акционеров (участников) компании-цели и формированию параллельных органов управления предприятием. Также довольно часто враждебные корпоративные действия материализуются в виде судебного оспаривания действий и решений органов управления компании-цели.
5. Совершение действий, направленных на дестабилизацию ситуации в компании-цели, а также создание ей различных проблем с поставщиками, потребителями, фискальными и правоохранительными органами, органами государственной власти и управления Указанные действия сводятся к направлению различных жалоб и заявлений в государственные, правоохранительные и фискальные органы. Довольно часто компании-агрессоры прибегают к такому испытанному приему, как возбуждение уголовного преследования по надуманным основаниям в отношении руководителей предприятия.
6. Проведение мощной компании в средствах массовой информации, направленной на дискредитацию руководителей предприятия, ее основных акционеров. Анализ многочисленных проектов по недружественным поглощениям показывает, что компании-агрессоры довольно часто используют в своей деятельности СМИ, с помощью которых ведется массированная компания по дискредитации руководителей компании-цели.
7. Меры, направленные на перехват управления в компании-цели. Эти меры обеспечивают установление физического контроля над компанией. Без перехвата управления говорить о поглощении предприятия не имеет смысла.
8. Меры, способствующие физическому удержанию компании-цели. После перехвата управления необходимо удержать компанию-цель или хотя бы осуществить быстрый вывод ее активов.
9. Шаги, обеспечивающие ликвидацию конфликта после установления физического контроля над компанией-целью. Таков собирательный образ компании агрессора и ее действий по корпоративному захвату.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Обсуждение закрыто.